Новости

Используйте ссылки ниже для перехода к интересующим подразделам.

КАЖДЫЙ ГОД - ГОД НАУКИ

16 декабря 2021, 16:02

НАУЧНЫЕ ИТОГИ ГОДА КОММЕНТИРУЕТ И.О.РЕКТОРА АЛФЕРОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА АЛЕКСЕЙ ФИЛИМОНОВ

Справедливости ради надо признать, что девиз "Год науки" одинаково подходит к любому году научной и учебной жизни Академического университета имени Жореса Алферова. Так этот уникальный вуз был задуман его основателем, чьи заветы не утратили своей актуальности и после его ухода. Тем не менее, нынешний год, официально провозглашенный "научным", побудил нас взглянуть на уходящий 2021-й под этим ракурсом. Тем более, что он действительно был отмечен целым рядом ярких событий.

О них и о многом другом наш корреспондент побеседовал с исполняющим обязанности ректора Академического университета доктором физико-математических наук Алексеем Филимоновым.

- АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ, ЧЕМ ЗАПОМНИТСЯ ЭТОТ ГОД ВАМ, КАК РУКОВОДИТЕЛЮ ВУЗА? ДАЛ ЛИ ГОД НАУКИ ПОВОД ПОДТВЕРДИТЬ ВЫСОКУЮ НАУЧНУЮ РЕПУТАЦИЮ УНИВЕРСИТЕТА?

- Думаю, есть все основания сказать, что мы не сдали своих позиций. И были поводы порадоваться нам всем за результаты нашей работы. У нас появилось два новых лауреата престижных городских премий в области науки. Наш ученый секретарь Андрей Александрович Липовский за свои научные достижения удостоен медали имени Иоффе. Еще один наш доктор наук Иван Сергеевич Мухин получил медаль имени Эйлера. Это очень достойные и весомые награды и, я думаю, их можно расценивать как наш общий успех.

- КАК УНИВЕРСИТЕТ ВЫГЛЯДИТ В КОНКУРСЕ ГРАНТОВ НА БУДУЩИЙ ГОД?

- Мы в этом году очень успешно выступили в конкурсе грантов Российского научного фонда. Минимум четыре наших проекта вышли победителями в самом свежем конкурсе, который проводился фондом. При этом ни одного досрочно завершившегося проекта у нас нет, что по нынешним временам тоже является большим плюсом, потому что тот же РНФ стал закручивать гайки и при невыполнении правил игры он прекращает финансирование проектов. Так что в 2022-й год мы входим с уверенностью, что наша наука в очередной раз доказала свой высокий статус и хорошие возможности. Сейчас значительное количество новых проектов было поддержано фондами и финансирование этих проектов составляет вполне значительную сумму. Как говорится, есть, что подержать в руке.

Более того, наш университет совместно с Политехом и рядом других организаций входил в состав консорциума, который заявил свои права на участие в программе "Приоритет- 2030", которая пришла на смену закончившейся программе "5 -100". Новая программа должна провести селекцию вузов по их достижениям и по их программам развития на ближайшее 10-летие. Был жесткий отбор, участвовало в нем большое количество вузов. Некоторые из них получили так называемую базовую часть финансирования - порядка 100 млн рублей, а из победителей базовой части была сформирована особая группа, которая участвовала в более сложном конкурсе на специальную часть.

В результате этого конкурса вузы-победители консорциума (не одиночного вуза, а группы вузов) были разделены на три категории. Так вот, Политех вместе с нашим университетом и еще несколькими организациями попал в самую привилегированную первую категорию с максимально возможным финансированием. На период до конца 2022 года это финансирование составляет порядка 1 млрд рублей. Мы являемся полноценными членами консорциума. Будем формировать пул заявок для подачи уже на внутренний конкурс консорциума по предоставлению финансирования на будущий год. Так что в этом отношении, я считаю, год хоть и был сложным, но достаточно успешным. Мы можем много чего заявить. До меня доходят сведения, что несколько научных групп уже подали свои заявки для участия во внутреннем конкурсе консорциума, не дожидаясь команды из ректората, а будучи уже ассоциированы по научной работе с Политехом. Так что процесс пошел.


- А КАК ВЫ РАСЦЕНИВАЕТЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ПРИЕМНОЙ КАМПАНИИ ЭТОГО ГОДА?

- Она прошла, я думаю, вполне успешно. Нам два года подряд удается выполнять и даже перевыполнять показатели приема по тем направлениям, на которые Минобрнауки спускает контрольные цифры приема. Это говорит о том, что абитуриенты в нас верят, и мы формируем резерв научных сотрудников, которые будут работать на наших установках. Бессмысленно поддерживать парк оборудования, если на нем некому будет работать. Так что, выполняя план приема, мы решаем очень важную задачу на перспективу. Мы даже начали принимать коммерческих студентов. Считается, что такой контингент с удовольствием идет на гуманитарные специальности, но, тем не менее, мы приняли некоторое количество таких коммерческих студентов по направлению физика. Кроме того мы практически полностью перекрываем большой набор в аспирантуру. У нас учится порядка 240 студентов, а аспирантов на это количество приходится - 45, что является хорошим показателем. Такие результаты приемной кампании я считаю большим достижением наших коллег. Очень грамотно была организована работа приемной комиссии.

Как говорил один известный товарищ, "Кадры решают все". Могу только присоединиться к этим словам. С моей точки зрения, и проректор по научной работе Антон Юрьевич Егоров, и проректор по учебной работе Максим Валерьевич Мишин этот год отработали на все сто. И только благодаря их целенаправленным и грамотным действиям мы, имея 50 процентов финансирования, все же сохраняем хорошие показатели результативности работы нашего вуза.


- КАКИМИ РЕСУРСАМИ УДАЕТСЯ ПОДДЕРЖИВАТЬ ТАКУЮ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТЬ?

- Бюджет университета, который устанавливает для нам министерство, порядка 350 млн рублей. Примерно 150 млн рублей мы зарабатываем своей научной деятельностью. Находясь на условиях 50- процентного финансирования по отношению к старым временам, мы все же находим возможность поддерживать высокий уровень стипендий для наших студентов. Наши студенческие стипендии выше, чем в среднем по городу. И, в общем, достаточно неплохой уровень зарплат у наших преподавателей и научных сотрудников. Я понимаю, как важно поддерживать все это на достойном уровне. А вот на остальное, к сожалению, сил уже не хватает. Это и оборудование, и ремонт зданий, и санация разного уровня сервисов, в том числе для общежитий. На все это нам нужна помощь либо от министерства, либо от какого-то крепкого плеча, на которое можно было бы опереться.


- ХОТЕЛОСЬ БЫ ШИРЕ ВЗГЛЯНУТЬ НА СИТУАЦИЮ, СЛОЖИВШУЮСЯ В ЭТОМ ГОДУ. КАКИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ХАРАКТЕРИЗОВАЛИ ОБЩИЙ ФОН?

- Этот год, как и прошлый, был не самый простой. В первую очередь, это связано с жесткими пандемическими ограничениями, что наложило специфические особенности и на характер как международной, так и конференционной активности. Международные поездки были почти полностью перекрыты. А количество конференций по сравнению с другими годами уменьшилось в несколько раз. Наш университет далеко не везде был представлен там, где хотел бы. Тем не менее, наиболее активные научные группы своих представителей на конференции делегировали. По крайней мере, со стороны руководства университета конференционная активность всячески поощрялась, и никому в поездках отказано не было.

С точки зрения наших научных достижений могу сказать следующее. Исключительно из практических соображений мы приняли активное участие в новом научном проекте, направленном на развитие приборной базы университета. К сожалению, поскольку министерство поменяло правила игры и сумма, которая анонсировалась на начальном этапе подачи проектов в 2020 году, была резко сокращена, даже те небольшие деньги, которые к нам пришли, были оперативно освоены и пошли на пользу всему университету. В настоящее время заканчивается формирование заявки на будущий год. Сумма там опять будет далекой от идеала, но предполагается в несколько раз больше, чем была нам выделена в этом году. Так что с точки зрения формирования приборной базы, я думаю, мы активно двигаемся в нужном направлении.


- ЧТО ИМЕННО ИЗ ПРИБОРНОЙ БАЗЫ ТРЕБУЕТ РАСШИРЕНИЯ ИЛИ ОБНОВЛЕНИЯ?

- Наша гордость - большой приборный комплекс, который расположен в гермозоне. В первую очередь, это наши ростовые установки, на которых мы растим полупроводниковые структуры методом молекулярно-лучевой эпитаксии. Но это одновременно и наша головная боль, потому что большая часть установок уже преодолела 10-летний барьер. А это говорит о моральном и физическом износе оборудования. Помимо того, что появляются новые технологии, новые типы источников, возникают и новые подходы к созданию тех или иных структур. Да и просто возрастает стоимость обслуживания оборудования. Это как для старого автомобиля: чем дольше он ездит, тем больше у него пробег и тем дороже становится каждое очередное ТО автомобиля.

То же самое можно сказать и про наше оборудование, поэтому, чем старше наш парк, тем дороже он нам обходится. Однако несмотря на скудное финансирование, которое отпускается нашим учредителем Минобрнауки, университет с этой задачей справляемся, в первую очередь благодаря большому количеству научных проектов, которые у нас в университете идут на основе государственного задания по научной работе. Поэтому мы пока поддерживаем весь парк научного оборудования в рабочем состоянии. Более того, мы обратились к застарелым проблемам, которые много лет тянулись за нашим университетом. В этом году наконец-то документально оформили передачу двух больших риберовских установок на баланс Академического университета от Политеха.

До этого времени они у нас числились просто как находящиеся во временном пользовании. Сейчас мы их забрали, и теперь это наша собственность. Университет от этого только сильно выиграл. Это, наверное, две самые дорогие установки в нашем университете, располагающиеся в гермозоне. И когда в не самых достоверных средствах массовой информации проскакивает мысль о том, что Политехнический университет крайне заинтересован приватизировать экспериментальный парк АУ, этот тезис идет вразрез с реальностью, потому что, наоборот, Политех в этом году передал нам оборудование на весьма крупную сумму.

- НО, ВИДИМО, ПРИ УСЛОВИИ, ЧТО ОН СМОЖЕТ ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ЭТИМ ОБОРУДОВАНИЕМ?

- Перспектива такова, что в дальнейшем благодаря предполагаемому развитию сотрудничества между биологами нашего университета и Политеха, это сотрудничество будет только укрепляться. Оказалось, у нас большое количество оборудования, купленного в свое время, просто не используется и стоит в коридоре. В настоящее время есть договоренность с директором Института биомедицинских систем и биотехнологий Политеха Андреем Владимировичем Васиным о совместном использовании этого оборудования. Лаборатория может быть создана на базе нашего университета, но юридически это будет совместная лаборатория с Политехом.


- ПОТРЕБУЕТ ЛИ ЭТО РАСШИРЕНИЯ ШТАТА?

- Наши и политеховские биологи уже плотно сотрудничают. Я предложил им выработать наиболее удобную схему взаимодействия. И когда такое предложение будет составлено, мы его рассмотрим. Я в данном случае заинтересован в двух вещах: первое - все купленное оборудование должно работать, а второе - научные группы должны по максимуму реализовать свой научный потенциал. Если в данном случае мы имеем эффект, связанный с синергией, то хотелось бы его получить.


- ВО ВСЯКОМ СЛУЧАЕ, ТЕМ И НАПРАВЛЕНИЙ ИССЛЕДОВАНИЙ У БИОЛОГОВ ХВАТАЕТ?

- Более чем. Недавно у наших биологов появился еще один доктор наук. Это наш сотрудник Михаил Николаевич Рязанцев. Он получил степень доктора химических наук и по своей специализации является химиком-теоретиком, но те вопросы, которыми он занимается, это скорее сфера биологии, чем химии.
Еще одну докторскую диссертацию защитил в этом году Роман Георгиевич Полозков на кафедре общей физики.


- А КАК ОБСТОЯТ ДЕЛА С АСПИРАНТСКИМИ ЗАЩИТАМИ?

- У нас было несколько хороших кандидатских защит. Я считаю, что тут все идет более-менее нормально. Как обычно, нас в этом году очень радует наша Физико-техническая школа. На этот год школьники особенно отличились, одержав аномально много побед и в региональных, и в международных конкурсах, и в предметных олимпиадах. Награды были совершенно разного уровня и касались не только наших выпускников, но также и преподавателей.


- БЫЛО ТАКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ УСПЕШНОСТИ РАБОТЫ УНИВЕРСИТЕТА: МЫ ВХОДИЛИ В ДЕСЯТКУ ВУЗОВ СТРАНЫ, КОТОРЫЕ ПОЛЬЗОВАЛИСЬ ОСОБЫМИ ПРИВИЛЕГИЯМИ. СУЩЕСТВУЕТ ЛИ СЕЙЧАС ТАКАЯ ШКАЛА ОЦЕНОК ПРИ РАСПРЕДЕЛЕНИИ ФИНАНСИРОВАНИЯ?

- К сожалению, вопрос финансирования - этот наша самая больная тема и не только этого года, а как я понимаю, всей истории университета. Жорес Иванович тоже считал это важной проблемой, что неоднократно отмечалось в его книге "Ревнуя к Копернику... Последний монолог". Там целая страница посвящена тому, как оно добывалось. Самое интересное, что те цифры, которые он называет в этой книге, и те пропорции между тем, что министерство дает, и тем, что нужно для нормальной деятельности АУ, за минувшие годы никоим образом не изменились.

Когда я первый раз прочел эту книгу, было ощущение, что она написана вчера. Финансирования фатально не хватает. И если в случае с Жоресом Ивановичем у нас был неплохой источник решения наших финансовых проблем - Алферовский фонд, то сейчас у нас, к сожалению, этого источника нет. Увы, он иссяк. Поэтому нам последние два года приходится биться за это в одиночку. И когда в Министерстве задают разные провокационные вопросы по поводу наших финансовых проблем, я несколько раз вынужден был даже на самом высоком уровне сказать: уважаемые коллеги, не с той стороны подходите, не спрашивайте, почему нам не хватает денег, а поинтересуйтесь как мы в таких условиях вообще два года протянули и не опустили планку. Так что проблема с финансированием она как была очень тяжелой, так очень тяжелой и остается. И тому есть объективные и субъективные причины.


- КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, НАСКОЛЬКО РЕАЛЬНО РЕШИТЬ ПРОБЛЕМУ ИЗНОШЕННОСТИ ПРИБОРНОГО ПАРКА?

- Перед Новым годом хорошо было бы помечтать, что нам с неба упадет огромное финансирование, предложенное тогда, когда планировался первый вариант программы инновации оборудования. Когда на каждый год было заложено более 100 млн рублей. Для сравнения – в этом году эта сумма из 100 млн решением министерства была сокращена до 10 млн. Это был для нас очень неприятный сюрприз. Отчасти нас выручает то, что гермозона выдвинула большое число интересных работ. Слава богу, благодаря достаточно большому объему госзадания по науке и за счет грамотного распределения средств, которые выделяются по научному направлению, нам удается поддерживать не только коллективы, которые работают на этих установках, но и сами установки в рабочем состоянии. То есть, все ремонтно-регламентные работы на установках в более или менее полном объеме на сегодняшний день делаются.

Как это будет делаться завтра, сказать тяжело, потому что сами понимаете, время в данном случае работает против нас. Все гарантийные сроки конечно, давно уже вышли. Плюс гермозона нуждается в дооснащении. Я по своему научному направлению специалист по диагностике наноматериалов и хорошо понимаю, что для дальнейшего динамического развития университета требуется не только ростовое оборудование, которое в большом количестве представлено у нас в АУ, но также и некоторое количество нового диагностического оборудования, появившегося в последние годы.

Надо добиться того, чтобы на промежуточных этапах роста мы могли бы видеть что и как у нас растет и иметь это под рукой, а не возить образцы в другой город, а иногда и в другую страну. Поэтому дооснастить имеющиеся у нас машины современным диагностическим оборудованием - это было бы не только своевременно, но и очень правильно. Но возможности гермозоны по площадям уже ограничены, она почти полностью заполнена. Если ставить вопрос о научном развитии университета, то речь идет о том, что необходимо просто увеличивать размеры нашей чистой комнаты.



Как это сделать? Некоторые представления у нас с наукой есть, но понятно, что это проект очень не дешевый и в одиночку нам его не поднять.
В этом отношении я очень большие надежды возлагаю на кооперацию с Политехом, потому что кроме существующих совместных проектов я надеюсь, что за счет программы "Приоритет 2030" количество этих проектов существенно вырастет. То есть, будет взаимный интерес к использованию оборудования и у нас, и в Политехе. Это касается той же диагностики. Например, в моей лаборатории в Политехе очень хорошие диагностические установки, и в частном порядке некоторые научные группы уже этим пользуются.




Хотя в беседе с руководителем Алферовского университета не раз звучало "к сожалению", все же было впечатление, что я общаюсь с оптимистически настроенным человеком. Правила игры могут меняться, но всегда есть возможность найти выход из любых обстоятельств. Была бы только дружной команда.







Беседовал Олег Сердобольский
Фотографии Юрия Белинского--0--