Новости

Используйте ссылки ниже для перехода к интересующим подразделам.

РЕКТОРСКИЙ ЧАС

12 августа 2020, 13:45

АЛЕКСЕЙ ФИЛИМОНОВ: «ГЛАВНЕЙШАЯ ЗАДАЧА — СОХРАНЕНИЕ АЛФЕРОВСКОЙ ШКОЛЫ» 

Исполняющий обязанности ректора Академического университета имени Жореса Алферова Алексей Филимонов делится впечатлениями о первых месяцах работы на новой руководящей должности и рассказывает о главных задачах вуза на перспективу.

ПОГРУЖАТЬСЯ ПРИШЛОСЬ РЕЗКО, ЖЕСТКО И БЫСТРО

- АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ, В ВАШЕЙ ЖИЗНИ, ДУМАЮ, ЕЩЕ НЕ БЫЛО ЧЕТЫРЕХ МЕСЯЦЕВ, КОТОРЫЕ ТАК БЫ ВЗОРВАЛИ ВАШУ ПРОФЕССИОНАЛЬНУЮ И ЛИЧНУЮ ЖИЗНЬ, КАК НАЧАЛО РЕКТОРСТВА В АЛФЕРОВСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ. КАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ У ВАС ОСТАЛОСЬ ОТ СТОЛЬ БУРНОГО НАЧАЛА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НА ЭТОЙ РУКОВОДЯЩЕЙ ДОЛЖНОСТИ?

- Не скрою, что я по-настоящему не был готов к тому, что из всех претендентов выбор в Министерстве науки и высшего образования падет именно на меня. Так что фактор неожиданности был очень велик, и "погружаться" с самого начала пришлось резко, жестко и быстро. К великому сожалению, это все совпало с той самой пандемией, которая коснулась всех нас. Поэтому - новое место работы, новый коллектив, особые условия труда, связанные с организацией дистанционного образования, это все наложило на начало моей работы определенную специфику. Не могу сказать, что я и сейчас полностью вышел из этого режима. Но в первое время это было состояние перманентного стресса, которое мне удалось преодолеть во многом благодаря неплохой спортивной подготовке, пройденной в прежние времена.

- ЕСЛИ НЕ СЕКРЕТ, КАКОЙ ИМЕННО СПОРТИВНОЙ ПОДГОТОВКЕ?

- В молодые годы я увлекался вольной борьбой. Некоторое время занимался еще и восточными единоборствами. Во время срочной службы в армии познакомился с рукопашным боем и в каком-то смысле занятие кунг-фу (школа Вин Чунь) стало развитием тех навыков, которые я приобрел в армии.

- ЭТО ХОРОШАЯ РЕКЛАМА ТОГО, ЧТО ДАЕТ АРМИЯ, ЕСЛИ ЕЕ ПРОЙТИ СЕРЬЕЗНО...

- Армия действительно была для меня школой жизни. Служил я не писарем при штабе, и не в Санкт-Петербурге, а строевым командиром, на Урале. Начал курсантом учебной части и закончил старшиной. Так что всю эту эпопею я прошел.

- А СЕЙЧАС ПОД ВАШИМ НАЧАЛОМ, НАВЕРНОЕ, ДИВИЗИЯ?

- Дивизия не дивизия, но, по крайней мере, полк точно. Дивизия - это нижний уровень армейской структуры, которая способна самостоятельно в полном объеме выполнять поставленные задачи. Полк уже нуждается в обеспечении. Если переходить к аналогиям нашего университета, в силу разных причин, в первую очередь, из-за нашего скромного размера, мы не можем самостоятельно выполнять все поставленные задачи. В частности, без дотации министерства нам пока тяжело справиться с частью наших нынешних проблем.

- В КАКОМ СОСТЯНИИ НАХОДИТСЯ СЕЙЧАС ФИНАНСИРОВАНИЕ ВАШИХ ПРОЕКТОВ И ВООБЩЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ФИНАНСОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ В ЦЕЛОМ?

- Ситуация такова, что существующего финансирования хватает только для поддержания университета на плаву. Но его недостаточно для того, чтобы мы развивались. Во времена ректорства Жореса Ивановича при университете существовала очень мощная структура - основанный им Алферовский фонд, который по большому счету давал средства университету, сопоставимые с его годовым бюджетом. К сожалению, сейчас этой структуры у нас нет. Она формально существует, но отношения к АУ не имеет. В прошлом году одним из советников при ректорате велась работа по созданию эндаумент фонда, но в силу разных причин ничем не закончилась. Но я бы не ставил на ней крест. Может быть, когда мы решим большое количество локальных проблем и у нас появится время для небольшой передышки, мы, скорее всего, к этому вопросу вернемся, но не обязательно в том виде, в каком была попытка его реализации в прошлом году.

ПРАВИЛА ИГРЫ

- ЧТО ИЗ СДЕЛАННОГО ЗА ЧЕТЫРЕ МЕСЯЦА ВАШЕГО РЕКТОРСТВА ВЫ МОГЛИ БЫ НАЗВАТЬ КАК УСПЕШНЫЕ ДЕЙСТВИЯ, ВЫЗВАВШИЕ У ВАС УДОВЛЕТВОРЕНИЕ КАК У РУКОВОДИТЕЛЯ?

- Мы все, выпускники Высшей школы советского периода (кстати, не худшая была школа!), проходили истмат и диамат. Так вот, с точки зрения философии, личность не может изменить ход истории, а способна либо ускорить его, либо замедлить. Поэтому применительно к университету говорить о моей роли было бы неправильно, потому что подавляющее число наших заслуг - это результат действий всего коллектива. В каком-то смысле первым достаточно крупным коллективным успехом университета было то, что мы получили субсидию министерства на обновление приборной базы. Первая очередь субсидий составила весьма крупную сумму - 74 миллиона рублей, причем только на этот год. А субсидия рассчитана на несколько лет. Правда, там работает так называемый олимпийский принцип: если в какой-то промежуточный момент мы не выполняем правил игры, то лишаемся права продолжить участие в этой программе. Поэтому это в каком-то смысле гонка за лидером. Мы каждый год должны пытаться все взятые на себя обязательства выполнить. В этом году мы эту субсидию получили, и сейчас наступило время огромной работы и для научной части университета, и для службы закупок, и для заведующих лабораториями, которые являются руководителями закупочных проектов. По правилам игры до конца года мы должны не просто истратить эти 74 миллиона, не просто закупить оборудование, а нам необходимо доставить его в университет и ввести в эксплуатацию.

- УКЛАДЫВАЕТЕСЬ В СРОКИ?

- Время уже работает против нас, но мы делаем все возможное, чтобы успеть все сделать в этих непростых внешних условиях и сохранить свое лицо, чтобы не перекрыть себе кислород на будущий год. Это была в каком-то смысле наша первая победа, достаточно крупная.

РАБОТАТЬ КАК ЕДИНЫЙ ОРГАНИЗМ

- А ЧТО ВЫ СЧИТАЕТЕ ВТОРОЙ ПОБЕДОЙ?

- Победой всего университета стал успешный выпуск Физико-технической школы, проведенный в условиях пандемии и экстренного введения дистанционного образования. Школа с этим справилась так же, как чуть позже с этим справился и университет. Мы провели великолепный, с моей точки зрения, последний звонок, чуть позже - торжественное вручение дипломов выпускникам АУ. Очень немногие вузы Петербурга смогли себе позволить это сделать не он-лайн.

- НАВЕРНОЕ, МОЖНО ЗАПИСАТЬ В АКТИВ И ОРГАНИЗАНИЮ НА СТОЛЬ ВЫСОКОМ УРОВНЕ ДИСТАНЦИОННОГО ОБУЧЕНИЯ?

- Здесь вы совершенно правы, потому что, в отличие от нашего соседа - Политехнического университета, который уже несколько лет достаточно успешно занимается вопросами дистанционного образования, мы эту проблему поднимали с нуля, в жестких условиях и в крайне короткие сроки. И заслуга Максима Валерьевича Мишина и его учебного отдела здесь гигантская. Но на самом деле здесь все работали как единый организм, начиная от специалистов айтишников, сумевших поднять всю эту компьютерную технику на должный уровень, и кончая преподавателями, которые смогли мобилизоваться и перейти от привычного им аудиторно-лекционного формата к совершенно новой для них дистанционной форме. Явных проколов, насколько я знаю, ни в школе, ни в университете у нас не было. Думаю, большая часть того, что мы разработали в условиях пандемии, пригодится нам на будущее. Как говорится, не было б счастья, да несчастье помогло. Многие преподаватели привели в порядок свои лекционные курсы, кто-то перевел их в формат презентации, кто-то всерьез задумался о подготовке электронных конспектов или учебно-методических пособий. И я рассчитываю, что в ближайшие год-два это выльется в большую методическую работу и от имени АУ будет опубликовано некоторые количество либо учебников, либо учебно-методических пособий. Я ожидаю, что это будет иметь выход уже в реальное, а не в виртуальное пространство.

ПРИТОК КАДРОВ

- В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ В УНИВЕРСИТЕТЕ ПРОВЕДЕН РЯД КАДРОВЫХ ИЗМЕНЕНИЙ, НЕ МОГЛИ БЫ ВЫ ОБ ЭТОМ РАССКАЗАТЬ? 

- Мы этим серьезно занимаемся. Я считаю победой всего университета, что мы смогли наладить работу кафедры теоретической физики и кафедры, которая при академике Варшаловиче называлась кафедрой астрофизики, а сейчас - физики космоса. Александр Владимирович Иванчик взял на себя это бремя. Не буду говорить за всю страну, но в масштабе города - это крупное конкурентное преимущество, потому что не так много вузов имеют кафедры такого профиля, которая, более того, является выпускающей. А потребность в таких специалистах сейчас будет возрастать в силу ряда новых задач, которые стоят перед индустрией Hi-Tech. То есть, в министерстве вспомнили, что мало иметь толковых инженеров, нужно иметь и талантливых теоретиков. Ну, это было известно еще со времен и атомного, и космического проектов. Одно время мы об этом немножко подзабыли. Но в последнее время в выступлениях первых лиц государства была сформулирована одна из приоритетных задач - развитие современной российской электроники. Это, в первую очередь, создание национальной компонентной базы, основанной на новых принципах. И здесь наш университет по профилю своей работы как нельзя ближе стоит к решению этой проблемы. А это потребует решения не только прикладных задач, с которыми у нас, слава богу, дела обстоят неплохо за счет высокого уровня специалистов, работающих в гермозоне, и сосредоточенного там оборудования, но и проведения поисковых работ фундаментальной направленности. Так что будем готовить теоретиков, без которых для разработки новых подходов уже не обойтись.

- КАКИЕ-ТО ЕЩЁ НОВЫЕ КАДРЫ ПОЯВЯТСЯ У ВАС В ПЕРСПЕКТИВЕ?

- Как человек суеверный, я бы не хотел предвосхищать какие-то события, но переговоры с некоторыми коллегами из других научных центров в настоящее время идут. В них очень плотно задействованы и Антон Юрьевич Егоров, и Георгий Эрнстович Цырлин. Думаю, в ближайшие полгода при благоприятном стечении обстоятельств мы сможем привлечь несколько известных специалистов, в том числе и с новыми тематиками. Я надеюсь на углубленное научное сотрудничество с ведущими научными центрами, в первую очередь, с ФТИ и Политехом.

НАДЕЮСЬ БЫТЬ НЕ ТОЛЬКО АДМИНИСТРАТОРОМ

- ПЛАНИРУЕТЕ ЛИ ВЫ, ПОМИМО АДМИНИСТРАТИВНОЙ РАБОТЫ, В ПЕРСПЕКТИВЕ ПРОДОЛЖИТЬ СВОЮ НАУЧНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ?

- Это для меня сейчас одна из самых больных тем, потому что времени на продуктивную работу как ученого у меня фактически не остается: 99 процентов всего времени съедает административная работа. Но я не теряю надежды, что рано или поздно ситуация изменится, и я смогу заниматься наукой. По роду занятий последние 15 лет я занимаюсь синхротронными исследованиями. Эта молодая отрасль сейчас бурно развивается в мире и в России в том числе, но она пока слабо представлена в Академическом университете. В Политехе, откуда я пришел в АУ, у нас была идея организовать новую магистерскую программу, результатом которой был бы выпуск специалистов в области синхротронных и нейтронных исследований. Этому способствует то, что в июле прошлого года президентом России был подписан указ о развитии нейтронно-синхротронных исследований в научных организациях РФ. По этому указу выделено большое финансирование, которое, в частности, ориентировано на строительство нескольких крупных научных комплексов - установок класса мегасайнс. Строительство одной из них идет на базе Санкт-Петербургского института ядерной физики в Гатчине. Возникает двоякая задача: там понадобятся специалисты, которые могли бы А/ - эти установки обслуживать и Б/ - которые на этих установках могли бы ставить эксперименты. Кто начнет подготовку специалистов, тот и будет во главе этого треугольника. В настоящее время на весь город есть только одна кафедра на физфаке СПбГУ, которую возглавляет Михаил Валентинович Ковальчук, где готовят специалистов в области нейтронно-синхротронных исследований. Но, увы, всех необходимых потребностей российской науки она не покрывает. Я вам это излагаю не потому, что продвигаю какие-то личные интересы, а потому, что это реально - еще одно направление исследований, которое может быть развито в Академическом университете. Оно не будет конкурировать с основными направлениями, которые уже есть в университете, а будет их дополнять. Если наш университет всегда славился прикладными ростовыми технологиями, то синхротронно-нейтронные исследования направлены, в первую очередь, на исследования диагностические. Поэтому мы тут как специалисты друг друга дополняем: коллеги выращивают, а мы исследуем. В свое время по этому же пути шел Жорес Иванович, когда подбирал в значительной степени эмпирическим путем материалы для своих гетероструктур.

- ЭТИМ ВЫ И ПЛАНИРУЕТЕ ЗДЕСЬ ЗАНЯТЬСЯ?

- Надеюсь... В Политехническом университете у меня осталась хорошо оснащенная лаборатория этого направления. Совместно с заведующим лабораторией нейтронной физики ФТИ Сергеем Борисовичем Вахрушевым 16 лет назад мы создали научно-образовательный центр «Физика нанокомпозитных материалов электронной техники». Я считаю, что мы можем это реализовать и в Академическом университете, не нарушая научных связей, уже установившихся на этот момент, а просто их дополняя.

ГЛАВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ

- ВЫ УЖЕ ОПРЕДЕЛИЛИ ВАЖНЕЙШИЕ НАПРАВЛЕНИЯ, КОТОРЫЕ В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ ПОТРЕБУЮТ ОТ ВАС, КАК ОТ РЕКТОРА, ОСОБОГО ВНИМАНИЯ?

- Здесь надо бить по секторам. Знаете, мне даже очень тяжело расставить их по важности. Давайте я списком, но каждый пункт крайне важен сам по себе. С точки зрения научной это, прежде всего, сохранение той самой Алферовской школы, которая существует на сегодняшний день. Необходимо более активно привлекать кадры со стороны. Я аккуратно сейчас скажу, но мы надеемся вернуть часть кадров, которые в свое время покинули университет по тем или иным причинам. Такие планы у нас есть. Конечно, очень важно делать все возможное для поддержания материально-технической базы университета и расширения функционирования гермозоны. Все оборудование, которое мы сейчас закупаем, должно быть, как можно быстрей введено в эксплуатацию и участвовать в реализации научных исследований. Кроме того, срок действия некоторых установок в существующем парке оборудования уже перевалил за десять лет - имеется естественный износ. Поэтому необходимо изыскать довольно крупную сумму и иметь квалифицированные кадры для осуществления их технического обслуживания, регламентных, ремонтных работ и замены некоторых узлов. Зачастую это бывает очень недешевое удовольствие. У меня есть замечания к работе нашего отдела закупок, но, тем не менее, я понимаю, что каждая серьезная закупка для них - это как шахматная партия. И надо, с одной стороны, соблюсти все правила игры и безболезненно потом отчитаться, но при этом купить именно то, что нам необходимо, а не то, что поставщик хочет нам продать.

САНКЦИИ КАК-ТО ДЕЙСТВУЮТ НА ВАС?

- Наше оборудование очень специфическое: мы ведем исследовательские работы в области СВЧ электроники, сильноточной электроники. И это накладывает некоторые ограничения. Но сейчас, слава богу, при значительной части приобретения нового оборудования достаточно того, что руководитель закупок дает фирме-производителю письменные гарантии, что это оборудование будет установлено здесь и только для исследовательских целей, а не будет перепродано в проблемные страны, где его могут использовать для создания оружия массового поражения. На данном этапе джентльмен верит джентльмену, и при оформлении заявки достаточно просто письменного заявления руководителя.

ЗАЯВКИ НА КРУПНЫЕ ПРОЕКТЫ

- ОЖИДАЮТСЯ ЛИ ПОДВИЖКИ В НАУЧНОЙ СФЕРЕ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ВАШЕГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ СФЕРОЙ?

- С точки зрения науки существенным плюсом я считаю то, что проректор по научной работе Антон Юрьевич Егоров является профессионалом, полностью погруженным в проблематику университета, и в то же время - специалистом, который по своей второй ипостаси непосредственно связан с промышленным высокотехнологическим производством. Рассчитываю, что на этом направлении у нас будет если не прорыв, то, по крайней мере, значительный рост нашей активности. Мы подали сейчас заявки на крупные проекты, в одном из которых наш университет является лидером, а несколько других научных центров, в том числе, ФТИ и Политех, выступают соисполнителями, а в двух других проектах соисполнителями заявлены мы. И все это связано исключительно с нашей научной активностью. Я считаю, что хотя бы один из этих проектов должен выстрелить. Это была бы и определенная финансовая поддержка исследований, и наше позиционирование в международном научном пространстве. Кроме того, Иван Сергеевич Мухин готовит заявку для подачи на мегагрант. Так что на этом направлении работа ведется большая.

ЖДЕМ ХОРОШЕЕ СТУДЕНЧЕСКОЕ ПОПОЛНЕНИЕ

- ЧТО НОВОГО ПОЯВИТСЯ В СФЕРЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ?

- Что касается высшего образования, то это и разработка новых магистерских программ, и введение новых форм учебно-методических, частичное использование тех плюсов, которые мы получили в ходе дистанционного образования для использования в текущем учебном процессе, развитие методической базы, совершенствование организации приемной кампании, работа приемной комиссии в условиях пандемии. Я считаю, что Алексей Большаков и вся его команда проделали в этом направлении огромную работу. Не хотел бы предвосхищать результаты, но есть надежда, что они будут не только не хуже, но даже на ступень лучше, чем в прошлом году. Последние два-три года мы не выполняли контрольные цифры приема. Есть ощущение, что грамотно организованная приемная кампания способствовала тому, что люди лучше узнали об уникальных особенностях нашего университета. Считаю, что приемная комиссия отработала очень даже неплохо.

ВРЕМЕНАМИ ЧУВСТВУЮ СЕБЯ ЗАВХОЗОМ

- МНОГО ЛИ ЗАБОТ СВЯЗАНО У ВАС С АДМИНИСТРАТИВНО-ХОЗЯЙСТВЕННОЙ СЛУЖБОЙ?

- К сожалению, с этим блоком у нас на сегодняшний день связаны самые большие проблемы. Пробелов тут много, так что, честно говоря, я порой чувствую себя не ректором, а завхозом. Все эти месяцы добрые три четверти времени я уделял именно этой службе. И не только я, но и первый проректор – Дмитрий Анатольевич Мохоров, а частично в эти дела вовлечены и проректор по науке, и проректор по учебной работе. Мы закрываем те пробоины в теле нашего корабля, на которые нельзя не обращать внимания. Это касается и ряда текущих строительных проблем, и ряда проблем, которые нам достались из глубокого прошлого. Я имею в виду проблему строительства третьей очереди нашего университета. И все эти проблемы связаны между собой.

МИНОБРНАУКИ: ПРОЕКТ АКАДЕМИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА

- КАКИЕ ТРЕБОВАНИЯ ВЫДВИГАЕТ МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ПО ПЕРСПЕКТИВЕ РАЗВИТИЯ АКАДЕМИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА?

- Для того, чтобы наш университет на уровне министерства воспринимали серьезно, мы должны соответствовать неким минимальным количественным характеристикам. Сейчас заканчивается программа 5-100 и на смену ей приходит программа Академического лидерства, где сформулированы достаточно жесткие правила игры. По этим критериям практически все университеты теряют статус НИУ и начинается в принципе конкурс по новой. Для того, чтобы войти в новый пул лидирующих университетов, нам надо выполнять одновременно три жестких условия. Формальным условием, кроме амбициозной программы развития, является численность студентов не менее четырех тысяч человек, бюджет университета не менее одного миллиарда рублей и не менее 5 процентов внебюджетного финансирования, получаемого от результатов научной деятельности. Программа долго обсуждалась в министерстве. Но вот новый министр ее презентовал, и сейчас она принята к исполнению. Для того, чтобы участвовать в этой программе, нам очень много чего нужно проработать. Первый параметр - количество студентов. Сейчас их у нас порядка двух сотен. Довести их количество не то что до четырех тысяч, но даже до тысячи очень тяжело. Министерство спускает нам контрольные цифры приема - количество бюджетных мест, на которые мы можем принимать студентов. Кроме того, мы можем принимать на внебюджетные места, на платной основе. Количество этих мест тоже лимитировано и не может превышать число бюджетных мест. Но даже если бы министерство увеличило нам цифру приема и разрешило неограниченный прием на внебюджет и при этом появилось бы огромное количество желающих, которые готовы платить сумасшедшие деньги за то, чтобы потом заниматься физикой - пахать по большому счету круглосуточно, мы с вами и тогда не смогли бы этот подход реализовать.

- ПОЧЕМУ?

- Потому что существует еще один жесткий норматив министерства: на одного студента должна приходиться площадь из расчета 12-15 квадратных метров аудиторных. Просуммировав всю нашу аудиторную площадь и разделив на этот показатель, мы быстро приходим к пониманию, что даже тысячу студентов мы в наших аудиторных корпусах разместить не сможем. Это очень хорошо понимал Жорес Иванович. Именно поэтому возникла задача постройки третьей очереди университета. Второй момент - это бюджет в один миллиард. Наш бюджет на сегодняшний день ровно вполовину меньше. То есть, нам нужно резко наращивать ассигнования. Каким образом мы можем наращивать бюджет? Мало надежд, что министерство в условиях секвестирования удвоит нам дотации. Еще один путь - резкое увеличение внебюджетных научно-исследовательских работ. Часть этих затрат мы покрываем за счет привлечения грантового финансирования. Это и проекты РФФИ, и РНФ, и участие в ФЦП. Но, как правило, эти суммы очень ограничены. А самое значительное финансирование, которое получают вузы - наши с одной стороны партнеры, а с другой конкуренты - ЛЭТИ, ИТМО, Политехнический университет - это доходы за счет хоздоговоров и договоров с промышленностью, которые на сегодняшний день у нас отсутствуют, однако, работа в этом направлении ведется активная. Полтора или даже два года назад у нас истек срок лицензии на работу с промышленностью, и эта лицензия по определённым причинам не была продлена.

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

- КОГДА ВЫ СМОЖЕТЕ ПОЗВОЛИТЬ СЕБЕ ОТПУСК?

- В этом году вряд ли. Как мне было сказано старшими коллегами, про отпуск в этом году забудь. Рабочий день во время пандемии начинался не позже чем 9.30 - максимум в 10.00, и раньше семи-восьми вечера никогда не заканчивался. Кто-то сидел на удалёнке, но весь ректорат вынужден был работать здесь, потому что многие задачи было иначе не решить. Количество запросов и отчетов со стороны министерства и количество текущих отчетов, с моей точки зрения, превышало то, что было в обычном режиме. Здесь особое спасибо хочу сказать Екатерине Вадимовне Шубиной, которая отвечает у нас за течение многих процессов в университете - и внутренний аудит, и автоматизацию, и подготовку отчетов в министерство. И она каждый божий день все отрабатывает очень оперативно.

- ЧТО ВЫ ЖДЕТЕ ОТ ЧИТАТЕЛЕЙ РУБРИКИ "РЕКТОРСКИЙ ЧАС"? НАДЕЕТЕСЬ ЛИ НА ОБРАТРУЮ СВЯЗЬ?

- Обратная связь уже сейчас есть. Университет наш небольшой, что в отдельных моментах имеет свои плюсы. Я, как руководитель вуза, лично вовлечен или, по крайней мере, в курсе большого количества бизнес-процессов, которые у нас протекают. С одной стороны это плюс, а с другой - минус и головная боль от загруженности и персональной ответственности за то, что многие документы мне приходится подписывать лично. Поэтому порой безвинно приходится страдать за грехи даже не свои и не своих подчиненных, а за грехи старых времен, которые достались в наследство. Тем не менее, по правилам игры это теперь мои грехи. Что я хотел бы получить от обратной связи? Вполне возможно, что не только я, но и в целом ректорат при всем своем желании что-то упускают из вида. Поэтому, если будет обратная связь, если мы чего-то не увидели, то за подсказку - большое спасибо, это будет воспринято исключительно позитивно. Правда, многие проблемы будут решаться не так быстро, как хотелось бы, потому что в сутках всего 24 часа, а сделать предстоит очень и очень много.

Беседу вел Олег Сердобольский

Фото Юрия Белинского--0—